Home » Информация » Минфин заставит всех бабушек работать

Минфин заставит всех бабушек работать

[hide]Минфин заставит всех бабушек работать[/hide]
Ведомство Силуанова предлагает повысить пенсионный возраст уже в следующем году

Одновременно может быть предложено прекратить платить пенсии тем пожилым людям, которые продолжают трудиться и зарабатывают свыше 500 тысяч рублей в год (около 40 тыс. в месяц).

Повышение пенсионного возраста обсуждается уже давно. В ходе последней прямой линии с президентом Владимир Путин не исключил такую возможность. В апреле Дмитрий Медведев посоветовал начать с чиновников, а министр финансов Антон Силуанов заметил, что пенсионный возраст надо будет повысить для всех.

Как отмечают чиновники, повышение пенсионного возраста необходимо еще из-за демографических проблем, поскольку в 2030 году на одного работающего будет приходиться один пенсионер.
Но можно ли к таким мерам прибегнуть в нашей стране? Действительно, возраст выхода на пенсию в других странах заметно выше, чем в России (у нас мужчины выходят на отдых в 60 лет, женщины — в 55). К примеру, в Японии этот порог — 65 лет. Но и средняя продолжительность жизни в Японии составляет 79 лет для мужчин и 86 лет для женщин. Россия же по этому показателю уступает сотне стран мира, у нас мужчины живут в среднем 64 года, а женщины — 76. Проще говоря, в случае повышения пенсионного возраста, многие рискуют умереть прямо на рабочем месте.

Правда, не все государства ориентируются на соотношение показателей. Так, на Украине мужчины живут в среднем 62 года, женщины — 74, а вот на пенсию все должны выходить не раньше 65 и 60 лет соответственно, при этом нынешний президент «незалежной» Петр Порошенко обещает дополнительно повысить пенсионный возраст. Но есть и обратные примеры: в июле этого года лидер Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что пенсионный возраст в стране, несмотря на экономические и демографические проблемы, повышаться не будет и останется на отметке 60 лет для мужчин и 55 для женщин…

— Предложения нашего Минфина говорят о некомпетентности ведомства и правительства в целом, — считает руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений Анна Очкина. — Ведь постоянно в качестве ответа на все вопросы у них звучат предложения что-то отобрать у граждан. Минфин говорит, что если не повысить пенсионный возраст, то у государства закончатся деньги. Но почему не провести ревизию Пенсионного фонда, чья деятельность малопрозрачна? Вопрос об этом правительством вообще не ставится. Но без ревизии мы в принципе не можем говорить, есть ли деньги на пенсию или нет.

Странно выглядит предложение не платить пенсии работающим пенсионерам, кто получает свыше 500 тысяч рублей в год. Столько зарабатывают сегодня обычно тяжелым трудом, скажем, шахтеры. Почему они должны подвергаться дискриминации?
У нас категорически недооценен труд. Многие ожидают выхода на пенсию, чтобы получить дополнительный доход и иметь возможность решить проблемы с медициной или помочь детям. Это огромная масса людей. Социальные последствия будут намного драматичнее, чем это видится Минфину.

Чтобы были деньги, правительство должно задуматься над ревизией социальных программ и проектов, которые осуществляются. Я уж не говорю о коррупции. Это огромные дыры, куда уходят бюджетные средства. Колоссальное количество денег тратится на бюрократические реформы, в той же медицине, в том же образовании. Они не только ухудшают положение дел в этих сферах, но и уводят массу финансовых ресурсов. Если реформы перевести на правильные рельсы, высвободится большое количество средств, так что на выплату пенсий хватит.
Есть и другая сторона вопроса, актуальная особенно для женщин. Бабушки на пенсии могут сидеть со своими внуками. У нас плохая ситуация с детскими садами, а молодые семьи не могут позволить себе няню, или чтобы работал только один из родителей.
Повышать возраст выхода на пенсию можно, но продуманно. То есть, не для всех видов работ, добровольно, на альтернативной основе, надо предлагать разные пенсионные планы. Но повышать пенсионный возраст для всех и безальтернативно ни в коем случае нельзя.

«СП»: — Какие могут быть последствия?
— В обществе будет расти недовольство. О повышении пенсионного возраста говорят давно, но пока не прибегают к этой мере, потому что она болезненно воспринимается гражданами. Может, социальных взрывов и не будет. Но это нанесет сильный удар по самоощущению людей. И если кризис в экономике усилится, напряженность вырвется наружу. Социально-политические потери для государства будут намного больше, чем Минфин планирует выиграть.
«СП»: — Но если в бюджете не будет денег, то платить пенсии будет просто нечем.
— Правительство не хочет менять принципов своей работы. Никто не может гарантировать, что при прежних методах работы средства появятся. Скажем, деньги закончатся не к 2018, а к 2025 году. И что, в следующем поколении повысят пенсионный возраст до 75 лет? Или перестанут платить тем работающим пенсионерам, кто умудрился заработать больше 200 тысяч рублей в год?
Пока не изменятся принципы формирования Пенсионного фонда, ничего не поможет. Если человек отказывается добровольно от пенсии, то ему надо предложить какие-то серьезные механизмы компенсации.

«СП»: — Условия выплаты пенсий меняются постоянно. Кто поверит новым правилам?
— Нынешнее правительство уже не восстановит утраченное доверие. Слишком много было непродуманных реформ. Всё больше люди ощущают разочарований по поводу здравоохранения, практически полное отчаяние у тех, кто работает в образовании. Даже правильные начинания нивелированы. Скажем, введение «материнского капитала» — отличная идея, она хороша работала. Но эффективность этой меры снизилась, потому что каждый год правительство грозит отменить выплаты. И так во многих сферах: постоянно отменяют ранее принятые решения.
Малый бизнес вообще видит со стороны государства только постоянное давление, никакой помощи. Скажем, в Финляндии был очень эффективный механизм взаимодействия с мелкими предпринимателями. Там была создана государственная фирма, которая оказывала разнообразные услуги бизнесу, а потом платила налоги. Под влиянием неолиберальных веяний схема была разрушена, но работала хорошо.

Проблема в том, что государство готово разговаривать с гражданами языком принуждения. А это вызывает только отчуждение.
— Самое главное, что бюджету повышение пенсионного возраста не поможет, — уверен специалист по бюджету и инвестициям профессор Высшей школы экономики Иван Родионов. — Весь процесс растянется на десятилетие, что нынешнюю экономику не спасет.
Предложение не платить пенсию работающим пенсионерам тоже бессмысленное. Наши пенсионеры работают не ради того, чтобы быть сверхбогатыми, а просто для выживания. У нас нормальной пенсией считается 1215 тысяч, не платить еще и эти деньги?..
С другой стороны, Минфин, как структура, отвечающая за состояние бюджета, не может этого не предлагать. Если ничего не предлагать, то потом последуют упреки. Мол, деньги закончились, все резервы исчерпаны, почему вы раньше ничего не делали? Поэтому Минфин и говорит о своих рецептах.
Но я не думаю, что руководители более высокого уровня рискнут пойти на такие меры. В конце концов, выборы недалеко, а такого рода действия не улучшат отношение общества к власти. Нет смысла принимать совершенно непопулярные меры, да к тому же с неочевидным финансовым результатом.

«СП»: — Может, стоит повышать не пенсионный возраст, а производительность труда?
— Дело отнюдь не в производительности труда. Сама статистика производительности труда довольно лукавая вещь. Недавно одни исследования показали, что у нас самая низкая производительность в Европе. Но при этом выяснилось, что мы работаем очень много и больше нас работают только греки. Явно статистика странная. Просто всё зависит от того, кого считать работающим, сколько он часов проработал. У нас человек может работать много потому, что за сверхурочные и ночные часы больше платят.
На самом деле, производительность нашего труда примерно на уровне 3540% труда американцев. Но она совершенно несопоставима с зарплатой, она у нас не составляет 40% от американской. Поэтому разговоры о повышении производительности труда совершенно бесперспективны. Люди не начнут